'HISTORICUM'


You must have forgotten about this, but let me remind you: back in March I wrote about a 'secret project' I'm thrilled to be part of! I'm on cloud nine: yesterday I got my own copy of the magazine with my name on it!  It's a new magazine where I write about different stuff (mostly history). And not only me, but a highly professional staff who works days and night to provide 100% qualified content to readers. 
Unfortunately the articles are only in Russian. So my dear English-speaking followers won't be able to read my contribution. But there are always pictures to enjoy (I personally buy zines because of the pictures rather than articles LOL).  But I promise to post some of the written stuff in English whenever I have time for translation. Just keep track of my Instagram

Now a July issue of 'Historicum' can be found only in Moscow in very limited places like The Council of the Federation or sent via post. Just send an e-mail to our manager and get your copy (if you want I can sign it).
They are also launching an online version soon. And the magazine is going to be sold in central Moscow shopping malls since October, 2015. 


You may read an article from a magazine written by myself in Russian. 
All copywrights  of  the posted content  in this article belong to TLC Media Group and a managing stuff of the "Historicum" magazine. 
 Click NEXT to read the article


В современном русском алфавите  насчитывается 33 буквы. Однако так было не всегда.  Почти 230 лет назад  он пополнился новой литерой:  буквой  «ё», которая за все время своего существования обросла невиданным количеством  споров и противоречий, каковых не возникало прежде  вокруг иных  букв. Кто-то ставит в честь нее памятники, а кто-то ратует за ее полное упразднение из словаря, довольствуясь существующим аналогом – буквой е. В данной статье мы расскажем увлекательную историю самой противоречивой буквы нашего алфавита.
По длинному, помпезному коридору  эхом  проносился  цокот  острых каблучков.
Маленькая дама  средних лет (из-за  широкого лба  и общей невыразительности черт  кажущаяся намного старше своего возраста),  как солдат,  уверенной поступью шагала  по направлению к дверям  главной залы.
Здесь заседали пятьдесят один делегат (из традиционных шестидесяти)[1]: ученые, писатели, священники. Во главе  –  академик И.И. Лепехин[2].
Двери распахнулись,  и вошла  она – Екатерина Романовна Дашкова.  На лице ее выражалась, присущая ей от рождения, решительность. Богатых умственных способностей этой женщине, также, было не занимать.
Прошло почти полтора месяца с того момента, как «Всепресветлейшая Державнейшая Великая Государыня»  Екатерина II. назначила  E. Дашкову на пост председателя новой организации – «Императорской Российской Академии».
         Двери распахнулись,  и вошла  она – Екатерина Романовна Дашкова, урожденная графиня Воронцова. На лице ее явно выражалась присущая ей с рождения решительность.
В этот раз обсуждали «Всеподданнейший доклад», который «долженствует иметь предметом вычищение и обогащение российского языка.  К достижению сего предмета должно сочинить <…> Российский Словарь».[3]
Дискуссия по вопросам словесности затянулась, и уставшие ученые мужи уже готовы были встать и удалиться, как из уст Екатерины Романовны вдруг вырвалось звучное: «А кто мне может написать  слово «ioлка»?».
Делегаты  впали в оторопь  - дескать «Зачем?», «Почему?», -  и ни один не  произнес ни слова.
Тогда княгиня взяла перо и начертала на пожелтевшей бумаге желаемое ею слово.
«Правомерно ли, - спросила она затем, - изображать один звук двумя буквами?».
И добавила рядом причудливую буквицу с двумя точками -  «а ля франсэ».
Тогда один из присутствующих осмелел и робко прошуршал что-то про «обычай, которому последовать надлежит», но, в итоге, сошлись во мнении, что новой букве в русском алфавите быть. Так началась славная история буквы «ё».
Впоследствии  смелую идею княгини Дашковой взял на вооружение великий Г. Р. Державин, и в своих письмах часто  использовал новую букву при написании.
В частности, первую русскую фамилию он употребил с буквой «ё»:  Потёмкин.  
 А после него был баснописец Иван Дмитриев, которому мы обязаны возникновением первого напечатанного слова с нововведенной литерой. Это слово  - «всё».
Позднее традицию Державина продолжил другой гений русской словесности –  Н. М. Карамзин.
При напечатании книги «Аонид» (1797г.) в Московской университетской типографии,  он использует слова «зарёю, орёл, слёзы»,  и первый глагол с  «ё»  - «потёк»[4].
Первым словом, включавшим в себя нововведенную литеру,  стало слово «всё».
И это во времена, когда «ёкать» было присуще исключительно «подлой черни»  «въ просторѣчіи»,    а  «е́кать»  пристало лишь  благородным сословиям.
Поэтому находились  люди,  смело оспаривающие целесообразность  присутствия новой буквы  в письменном обиходе.  
В очерке А. С. Шишкова  от 1820 г. мы читаем:  «Выдумка сія, чтобъ ставить надъ буквою в две точки, вошла въ новейшія времена къ совершенной порче языка»[5].
Однако факт признания «буквы с двумя точками» влиятельными мастерами русского слова, такими, например, как А. С. Пушкиным,  - который писал в поэме «Евгений Онегин»: «Где долго в лоно тишины/Лились его живые слёзы»[6], - продлил – таки букве «ё» жизнь.
Смелым шагом буква «ё» проследовала в 1918 год, когда А. Луначарский официально «признал желательным,  но необязательным употребление буквы „ё“»[7].
            И лишь в советское время по инициативе И. В. Сталина, и при непосредственном участии в реформировании русской орфографии наркома просвещения РСФСР   В. П. Потёмкина, ее употребление считается строго обязательным.
            Известна легенда этому предшествовавшая.
В начале декабря 1942г. управделами Совнаркома Яков Чадаев принес Вождю доклад на подпись, где указал ряд генеральских фамилий с буквой «е», а не с «ё», на что бурная реакция Вождя последовала незамедлительно.
О том, каким был И. Сталин в такие минуты говорить не приходиться.
Но доподлинно известно, что после случая с Чадаевым, очередной номер газеты «Правда» вышел уже как положено: с буквой «ё».  
И Георгий Эфрон уже спешит поделиться с сестрой благой вестью: «Да, читал я сегодня "Правду" и "Известия", и сделал курьёзное открытие: все слова, где буква «е» произносится [йо], украшены двумя точечками: ещё, актёр, миномёт <…>. Прямо диво!»[8].
Выдумка сія, чтобъ ставить надъ буквою е двѣ точки, вошла въ новѣйшія времена къ совершенной порчѣ языка.

Итак, редакционную правку претерпели не только газеты, но все книги и учебники того времени.
В кошмарном сне, верно, видели студенты – пятидесятники свои экзамены, потому как боялись пропустить пресловутые точки в диктанте. Ведь их отсутствие в нужном месте означало грубую орфографическую ошибку.
Возникает вопрос: к чему все эти сложности?
Зачем Е. Р. Дашковой или кому-либо еще понадобилось введение новой буквы, почему нельзя было писать, как раньше? Ведь обходились же наши предки как-то сочетаниями «йо», «о», «їô», и «ió»?
В 13-14 вв., если мы обратимся к берестяным грамотам, мы увидим переход [jе] в [jо]. Он возможен перед последующим мягким согласным в слове, после которого следует твердый согласный.
Слово «ель» и по сей день произносится «ель», а вот слово «елка» стало произноситься как современное «ёлка» именно благодаря этому переходу. Как правило, он случается под ударением, что характерно для всех говоров, лежащих в основе русского литературного языка.
Однако вовсе не так это было в иных говорах. Например, северном или новгородском.
В первом случае мы имеем в качестве примера слово «будёт», где  «ё» - безударное.
Перед новгородскими же писарями стояла дилемма: или они вынуждены пожертвовать знаком [о], и написать, к примеру, «Степане»; или  -  обозначением мягкости, отметив в слове данный знак, и написать «Стопане»,  вместо  привычного нам «Степана», «чотыре» вместо «четыре». В Новгородских берестяных грамотах мы находим последний из упомянутых вариантов[9].
Таким образом, мы видим, что процесс звукового перехода назревал и до «Madame Directeur» Дашковой, и он происходил вне зависимости от ударения, а также носил естественный характер.
Тогда – другой вопрос: как быть? Современное положение дел, связанное с литерой «ё»,  весьма неоднозначное.
Есть, также,  10-й параграф Государственного стандарта России.
Согласно данному документу предписывается обязательно писать букву «ё» в случаях, когда возможно неправильное прочтение слова, например, в именах собственных, поскольку игнорирование буквы «ё» в этом случае является нарушением ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». Когда надо указать произношение малоизвестного слова. В специальных текстах: букварях, школьных учебниках русского языка, учебниках орфоэпии и т. п., а также в словарях для указания места ударения и правильного произношения».[10].
Действующие же правила русской орфографии и пунктуации гласят, что в обычных печатных текстах буква «ё» употребляется выборочно. Однако по желанию автора или редактора любая книга может быть напечатана последовательно с буквой «ё»[11].
C другой стороны, общественное мнение расколото надвое: одни голосуют за сохранение буквы «ё» на письме, другие – против.
Доводом последних, в частности, является то, что нет необходимости использовать в обязательном порядке алфавит из 33 букв во всех видах русского письма.
Это объясняется тем, как происходит процесс чтения. Опытный читатель не читает "по буквам", а схватывает облик слов целиком. 
Действующие правила русской орфографии и пунктуации гласят, что в обычных печатных текстах буква «ё» употребляется выборочно. Однако по желанию автора или редактора любая книга может быть напечатана последовательно с буквой «ё»
            Именно поэтому в подавляющем большинстве употребление «е» вместо «ё» не мешает правильно распознавать слово.
На практике все  происходит с точностью да наоборот. И мы имеем порой весьма комичные случаи, которых авторитетный  российский писатель В. Т. Чумаков в статье «Ё – седьмая, счастливая буква азбуки» приводит немало.
«Откройте наугад газету или журнал, где буква Ё под запретом, и вы увидите россыпи «шедевров». «Все для дома», «Все для дачи», «У нас все для вас», «В Кремле все как 100 лет назад. А одна респектабельная, выходящая полумиллионным тиражом газета, забыв, что есть разные слова «телóк» и «тёлка» даёт такой вот заголовок: «Боевых быков отправят к тЕлкАм».
То есть отправят, чтобы пустить их на телятину-говядину или чтобы они дружили с тёлками? Однако, кто хоть немного знает о методах разведения крупного рогатого скота, будет в полном недоумении, потому что уже лет 40 во всём мире применяется искусственное осеменение, и быков к коровам, а тем более к тёлкам, не пускают. Только прочитав статью, убеждаешься, что автор имел в виду отправить быков не на убой, а именно к тёлкам, чего в реальности не бывает. <…> станции «Планёрной» не повезло. Мы поздно спохватились. Её уже иначе, как «Плáнерная» не называют. Между тем такое совершенно неправильное ударение придаёт названию станции опасный смысл – на языке наркоманов «планом» называется анаша...»[12].

И ещё хотелось бы, чтобы как можно больше людей осознало, что наша азбука – это фундамент всей нашей культуры. Это – первооснова бытия России и всех говорящих на русском языке народов.  А поэтому дискриминация хотя бы одной буквы ведёт к печальным, разрушительным последствиям для русского языка, для всей нашей культуры.

В. Т. Чумаков


            Очевидно, что пора прекратить мытарства «неувядающей» буквы, придать данному вопросу однозначность на законодательном уровне, и окончательно прийти к единогласному мнению. Оно должно сложиться в пользу закрепления всех «спорных» букв и диактрических знаков на письме в обязательном порядке. В пользу этого говорит, как опыт авторитетных поэтов  - классиков, литераторов, и языковедов (А. Пушкина,  М. Лермонтова,  Л. Толстого, В. Даля, А. Реформатского и др.), так и современные компьютерные технологии, которые позволяют очень быстро, и без дополнительных трат печатать знаки любого кегля, и любой гарнитуры. Жирной точкой в данном споре  должна стать, конечно,  буква закона.



[1] Б. И. Державина «Электронный биобиблилиографический словарь составителей словаря Российской Академии». http://it-claim.ru/Projects/ESAR/Almanah/ELBibl_SAR.pdf


[2] Там же


[3] Всеподданнейший доклад, поднесенный блаженной памяти императрице Екатерине II от бывшего директора Императорской С.–Петербургской Академии наук, княгини Дашковой об учреждении Российской Академии / Отечественные лексикографы XVIII– XX века. М., 2000. С 37.


[4] Русский портал http://www.opoccuu.com/291111.htm


[5] Wikipedia


[6] А. С. Пушкин «Евгений Онегин»


[7] Декретъ о введеніи новаго правописанія. // «Газета Временнаго Рабочаго и Крестьянскаго Правительства». 23 декабря (5 января) декабря 1917, № 40, стр. 1.


[8] Н. Еськова. Про букву «ё». //журнал «Наука и жизнь», №4, 2000


[9] И.Б. Иткин «История буквы ё //из видео фрагмента лекции для журнала ПостНаука http://postnauka.ru


[10] О решениях Межведомственной комиссии по русскому языку Письмо Минобрнауки России


[11] «Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник. Под ред. В. В. Лопатина», ЭКСМО, 2006. Стр. 20, § 5


[12] В. Т. Чумаков «Ё – седьмая, счастливая буква азбуки»//gramota.ru/05/12/2001.




0 comments:

Post a Comment